Гил-
Тетраэдрическая выпуклость опухоли твоего мозга
Семья.
Семья это капкан. Это тюрьма. В семье не найдёшь зашиты или поддержки. Всё что она даёт это душевные раны, боль, утраты и ненависть. Эта ненависть к людям, которых ты никогда не сможешь понять, полюбить, но к которым ты, почему-то привязан. С которым Должен и Обязан оставаться. Как же я ненавижу эти слова Семья, Долг. Должен, обязан. Я должен и обязан смотреть как они, будучи больными радуются своей болезни. Нет ничего более отвратительного, чем человек, который рад своим язвам и червям, которые ползают в них. Я не рад. Я хочу чувствовать себя здоровым, а не ползать в яме с личинками мух.

Как не прискорбно, всё это было предсказуемо. Дело не в том, что я гадалка, а в том, что были серьёзные, видимые предпосылки. Их скопилось уже так много, все они были в одном месте и становилось ясно, что что-то да произойдёт. Вот и произошло. Я никогда не питал особо нежных чувств к своей семье, но теперь я начинаю искренне ненавидеть этих людей. Не нужно быть гадалкой и для того, что бы понять, что тактика "будь что господь велит", не приводит на войне ни к чему, кроме смерти. Крестики бывают красивыми, золотые, серебряные с драгоценными камнями, но они не спасают от пуль и миномётных обстрелов вот в чём суть. Можно сколько угодно верить в боженьку, но нет ни одно задокументированного случая, когда человека спас боженька. Есть случаи когда человека спас бронежилет, или винтовка. Вещи эти делает не бог, а человек.

Я понимаю, что с одной стороны это неправильно, ведь они тоже скованы. Но чем? Обязательствами, страхами. Они не могут отречься. В одном псалме сказано "расторгнем узы их и отвергнем от нас иго их". Я просто не хочу, что бы на меня всё это сваливалось. Я обычный человек. Животное, привыкшее к теплу и уюту. Обычное до аскоминки, война не меняет моей обычности, она меняет условия моего содержания, а мне теперь ещё и не позволяют сбежать в более уютный вольер.

Как же я ненавижу это всё.